«Понимающих управленцев недостаточно»

27.07.2020

Алексей Комиссаров, проректор РАНХиГС,  директор ВШГУ РАНХиГС в интервью журналу «Огонёк» рассказал о состоянии «кадрового резерва» России. 

— Алексей Геннадиевич, сколько в России сегодня «кадровых скамеек» и какие они? Почему так редко появляются новые лица? 

- Смотря что считать «скамейками». Есть разные списки «резервистов», а есть люди, закончившие ту или иную программу или победившие в конкурсах. На платформе «Россия — страна возможностей» действуют уже 25 проектов, в которых приняли участие более 4 млн человек. В этом году, к примеру, стартовал новый конкурс «Большая перемена», рассчитанный на старшеклассников: мы стремимся отобрать перспективные кадры, можно сказать, со школьной скамьи. Но если говорить о формировании кадрового управленческого «резерва» страны, то в первую очередь — это конкурс «Лидеры России». Он изначально рассчитан на управленцев с определенным опытом и стажем. У нас уже было два «выпуска» по 300 финалистов в каждом, этой осенью завершится третий сезон проекта. И состоялось уже более 190 назначений среди победителей конкурса: двое стали губернаторами, пятеро — заместителями федеральных министров, мэрами городов (Нижний Новгород, Урай), вице-губернаторами, руководителями департаментов федеральных министерств. И это притом что в «Лидерах России» назначения на различные должности в органах власти не являются целью конкурса. 

— А где-то являются?

— Основной «кадровой скамейкой» стала запущенная три года назад по поручению президента России программа по развитию кадрового управленческого резерва, где готовят чиновников самого высокого ранга («Коммерсантъ» писал о ее запуске 9 ноября 2017 года.— «О»). Она действует на базе Высшей школы государственного управления РАНХиГС в партнерстве с ВШЭ, Корпоративным университетом Сбербанка, школой «Сколково» и Мастерской управления «Сенеж». Выпускниками первых двух потоков программы стали 149 человек, еще 76 завершают обучение на третьем потоке в настоящее время. За три года 23 выпускника были избраны главами регионов России, шестеро стали исполняющими обязанности губернаторов, четверо — министрами федерального правительства, один — генпрокурором. К тому же в регионах действуют похожие программы по созданию региональных «скамеек запасных»… Активных и способных управленцев пока недостаточно для такой огромной страны, как Россия, но то, что в последние годы в этом направлении делается, чтобы их стало больше, вселяет оптимизм. Впрочем, это многолетняя задача, нужно время. В конечном успехе я не сомневаюсь, потому как в России очень много талантливых и способных людей. Так что главный вопрос я бы сформулировал так: что надо сделать, чтобы эти талантливые и способные люди получили доступ к управленческим позициям, чтобы они остались во власти или пришли во власть?

— И что же?

— Дать им испытать себя, свои возможности, понять, в чем их слабые и сильные стороны и как можно себя совершенствовать. Я далек от мысли, что только с помощью тестов можно выявить талантливых управленцев. В наших программах тесты применяются только на заочной стадии конкурсов, чтобы проверить базовые компетенции, а потом участники решают реальные кейсы и задачи в очных состязаниях.

Во многом результат зависит от конкретного руководителя того или иного ведомства — как этот человек подбирает свое окружение, кадры, насколько активно способствует их росту. Могу точно сказать, что выпускники наших программ и конкурсов вопросу своего окружения и поиску талантливых исполнителей уделяют особое внимание. Я бы даже сказал, что нам удается постепенно изменять царившую ранее управленческую культуру и ломать имевшийся стереотип поведения чиновников, старавшихся преградить путь талантливым подчиненным. Но таких «понимающих» управленцев недостаточно, и мы пока не можем говорить о качественном сдвиге в целом по стране.

 

Полный текст интервью читайте на сайте: https://www.kommersant.ru/doc/4405985